№6, январь 2008
Содержание

Лидер династии Коншиных - Николай Петрович Коншин (1832-1918), потомственный почетный гражданин, потомственный дворянин, Серпуховской Городской голова, выборный Московского Биржевого общества

ИСТОРИЯ КАПИТАЛА

Семейный раздел имущества

В истории отечественного предпринимательства, да и западноевропейского, немного найдется кланов, чье семейное дело существовало бы несколько столетий.

Древний род

Одной из наиболее известных деловых династий дореволюционной России были купцы Коншины, владельцы хлопчатобумажных фабрик в подмосковном Серпухове. За свою более чем 200-летнюю историю они прошли путь от провинциальных торговцев до текстильных магнатов всероссийского масштаба. В 1882 году за заслуги перед отечественной промышленностью и торговлей Коншины получили высший знак отличия для коммерсантов в Российской империи - потомственное дворянство. Дело Коншиных процветало и развивалось, несмотря на то что в середине XIX века они пошли на такой неординарный шаг, как семейный раздел имущества - меру вынужденную и болезненную, но в конечном итоге обеспечившую фамильному делу процветание.

Коншины - род древний. Еще в Серпуховской Сотной книге 1552 года упоминается фамильное прозвище посадских людей - "Конша". В XVII веке Коншины - довольно распространенная фамилия среди торгового населения посада, а отдельные представители семьи даже занимали крупные посты в руководстве посадской общиной.

В начале XVIII века Коншины распались на три самостоятельные ветви, но только одна из них смогла организовать устойчивое семейное дело. В 1781 году Петр Филиппович Коншин (1721-1789) открыл в Серпухове парусно-полотняную фабрику. Со временем он вошел в число 30 "лутчих" серпуховских купцов. Дело Петра Филипповича продолжил его сын Алексей Петрович Коншин (1744-1816), который в 1809 году вынужден был закрыть свою полотняную фабрику. Ликвидацию производства вызвала организованная Наполеоном "континентальная блокада" Великобритании, чей флот был одним из главных потребителей российского полотна. Наиболее дальновидные "полотнянщики" перепрофилировали фабрики на более выгодную и перспективную хлопчатобумажную ткань. Ее продажа в меньшей степени зависела от казенных заказов и иностранных рынков.

От ручного труда к фабрикам


Вид фабрик товарищества А.Н.Коншина Н.Н.Коншина в Серпухове. Фото начала ХХ века

Так поступил и сын Алексея Петровича Коншина, Максим, открывший вместо прежней полотняной мануфактуры бумаготкацкую и ситценабивную фабрику "Старая мыза", на которой трудились 110 рабочих. Качественный же скачок в развитии хлопчатобумажного дела Коншиных связан с именем Николая Максимовича Коншина (1798-1853), внука Алексея Петровича. При нем в 1840-х годах производство значительно расширилось: на "Старой мызе" работали уже около 3 тысяч ткачей и действовала ситценабивная машина на конной тяге. Ситцы, платки, одеяла, изготовленные на серпуховской фабрике, продавались и в Москве, и на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде.

Однако дальнейший рост производства сдерживался, поскольку основной полуфабрикат - хлопчатобумажную пряжу - приходилось ввозить из Англии. До середины XIX века хлопчатобумажная промышленность России работала в основном на привозном сырье. Связано это было с тем, что изготовленная вручную российскими крестьянами-кустарями пряжа не могла конкурировать с английской машинной, а вывоз прядильных машин из Великобритании был запрещен.

Только в 1842 году, после отмены запрета на экспорт из Англии текстильного оборудования, русские фабриканты смогли наладить собственное производство пряжи. Николай Максимович Коншин одним из первых в России построил прядильную фабрику. В конце 1840-х годов она начала работать. Руководили производством выписанные из Англии специалисты, станки приводились в действие английской же паровой машиной. Готовая пряжа раздавалась для ткачества местным кустарям-крестьянам, так как собственной ткацкой фабрики еще не было. Ее создание стало заслугой следующего поколения династии.

"Полюбовный" раздел на пользу бизнесу

В 1853 году, когда Николай Максимович умер, фабрики перешли к его вдове - Марфе Филипповне, дочери крупного воронежского купца. Интересы дела требовали дальнейшей технической модернизации - перевода ткацкого и набивного производства с мануфактурной (ручной) выработки на фабричную (машинную). В связи с этим реальное руководство предприятием перешло в руки трех сыновей Николая Коншина - Ивана, Николая и Максима.

Что касается дочерей, то в разделе отцовского наследства они по закону не участвовали, поскольку получили приданое, когда выходили замуж

В 1858 году, поговорив "полюбовно", они составили с матерью и тремя замужними сестрами - Анной, Александрой и Елизаветой - так называемую "раздельно-уступочную отказную запись". Предметом договора было все движимое и недвижимое имущество, принадлежавшее семье. Общая стоимость недвижимости (жилые особняки и фабрики в Серпухове, а также около 27 тысяч гектаров в нынешней Калужской области, недалеко от Тарусы) равнялась 219 тысячам рублей. Движимого имущества насчитали на 2 миллиона 22 тысячи; львиную долю его составляли машины, станки, сырье и готовые изделия на бумаготкацкой и бумагопрядильной фабриках, построенных в Серпухове на берегу реки Нары. "Всем этим имением, - отмечалось в документе, - мы введены во владение на основании духовного завещания родителя нашего Николая Максимовича Коншина".

Имуществом члены семьи владели совместно, теперь же они решили его разделить. Матери оставили фамильный дом в Серпухове стоимостью 25 тысяч рублей, остальную недвижимость поделили между братьями: Ивану досталась бумагопрядильная фабрика стоимостью около 100 тысяч, Максиму - бумаготкацкая (37 тысяч), а Николаю - земля под Тарусой (57 тысяч). Движимый капитал разделили поровну между матерью и тремя сыновьями, так что каждый получил примерно по 500 тысяч рублей.

Среднему сыну доли в фабричном производстве не досталось, но именно ему суждено было стать лидером семейного предприятия

Что касается дочерей Николая Максимовича, то в разделе отцовского наследства они по закону не участвовали, поскольку получили приданое, когда выходили замуж. Подписав "раздельную запись", дочери тем самым подтвердили свое обязательство "ни им, ни их наследникам в дележ не вступаться". По итогам раздела старший сын Иван, которому отошла наиболее ценная бумагопрядильная фабрика (около 1,4 миллиона рублей), обязался в течение десяти лет выплатить матери и братьям причитавшуюся им часть капитала "в уравнение долей". Матери полагалось 413 тысяч рублей, Николаю - 422 тысячи, младшему Максиму - 53 тысячи. Для гарантии выплат Николай и Максим постановили наложить на фабрику Ивана "запрещение", чтобы тот до окончания расчетов с родственниками не мог ее продать или заложить. Таким образом, среднему сыну доли в фабричном производстве не досталось, но именно ему суждено было стать лидером семейного предприятия, которое он возглавлял более пятидесяти лет.

Предпринимательские карьеры братьев

В 1867 году умерла Марфа Филипповна Коншина. По завещанию весь доставшийся ей капитал был разделен в равных долях между сыновьями, причем те должны были выплатить из этих средств сестрам от 10 до 50 тысяч рублей. Фамильный дом в Серпухове мать завещала среднему из братьев - Николаю.

Николай и Максим после семейного раздела решили завести общую торговлю, учредив фирму "Николая Коншина сыновья", однако в 1872 году средний брат отстранил от дела младшего, не имевшего склонности к коммерции. Максим получил отступное в виде "полного вознаграждения наличными деньгами", а торговый дом ликвидировали. Впоследствии над незадачливым братом, сумевшим быстро прожить свою часть семейного капитала, родственниками даже была учреждена опека.

Не вполне сложилась предпринимательская карьера и старшего из братьев, Ивана. Ему, правда, удалось заработать большие деньги благодаря удачным покупкам хлопка накануне Гражданской войны в США (1864-1865), в результате которой резко подорожало сырье для хлопчатобумажного производства. Однако Ивану не хватало деловой хватки, стремления вывести фабричное дело на новый уровень. В течение сорока лет, с семейного раздела до своей смерти, он продолжал заниматься бумагопрядильным производством и никогда не ставил задачи добиться его существенного расширения. Умер Иван Николаевич Коншин бездетным, оставив громадное состояние в 10 миллионов рублей жене Александре Ивановне, владевшей в Москве роскошным особняком на Пречистенке (в этом здании сейчас находится Дом ученых). Известная благотворительница, она после смерти мужа целиком посвятила себя помощи нуждавшимся, вернув старую прядильную фабрику в общесемейное управление.

Выявление семейного лидера


Образцы тканей ведущих текстильных мануфактур России, в том числе - произведенные фабриками Н.Н.Коншина. Конец XIX века

К тому времени коншинское дело усилиями Николая Николаевича уже стало одним из ведущих текстильных предприятий России. Бумаготкацкая и красильная фабрика, перешедшая к нему от брата Максима, еще на рубеже 1850-х - 1860-х годов была оборудована паровыми машинами. В 1860-х были построены новые фабрики - бумагопрядильная и механическая ткацкая "Новая мыза". Предприятие под контролем среднего из братьев превратилось в полноценный хлопчатобумажный комбинат, оснащенный новейшими иностранными машинами, где исходное сырье, хлопок, проходило все стадии обработки - от производства пряжи до окраски готовых тканей.

Имея всего лишь домашнее образование, Николай Николаевич внимательно следил за новинками промышленной техники и с этой целью даже выезжал в Англию. Одним из первых он начал осваивать присоединенные к России среднеазиатские территории, открыв в 1870-х годах склады товаров в Ташкенте, Коканде и Бухаре. Поскольку отечественная текстильная промышленность в ту пору полностью зависела от поставок иностранного хлопка (главным образом американского, египетского и индийского), Коншин взялся за развитие хлопководства в Туркестане. Сначала он просто обменивал товары на местный хлопок невысокого качества, а потом начал опыты по разведению в регионе высокосортного хлопчатника из американских семян. Фирма Коншиных приобрела собственную плантацию в Мервском оазисе, а также хлопкоочистительные и прессовальные заводы.

Почин пионера отечественного хлопководства был подхвачен другими текстильными и торговыми фирмами, и в канун Первой мировой войны около половины перерабатывавшегося на предприятиях Центральной России хлопка поступало из Средней Азии.

Кроме того, Коншин делал многое, чтобы расширить рынки сбыта продукции собственных фабрик не только в границах империи, но и за ее пределами. В 1876 году был открыт склад серпуховской фирмы в Тегеране, торговля здесь развивалась до начала 1890-х. За свой коммерческий эксперимент Николай Николаевич в 1890 году был награжден почетной медалью Общества содействия русской промышленности и торговле.

Дополнительный толчок развитию производства дала пришедшая в 1868 году в Серпухов железная дорога. Благодаря ей расширился район сбыта товаров. Продукция коншинских фабрик отличалась высоким качеством, серпуховские ткани регулярно выставлялись на промышленных выставках, в том числе и на Парижской Всемирной выставке 1878 года.

За заслуги в развитии отечественной промышленности в течение 200 лет Коншины были удостоены высочайшей для предпринимателя милости: их род был возведен в потомственное дворянство

В 1882 году за заслуги в развитии отечественной промышленности в течение 200 лет Коншины были удостоены высочайшей для предпринимателя милости: их род был возведен в потомственное дворянство и занесен в родословную книгу Московского Дворянского собрания. Дворянами стали и сыновья Николая Николаевича Коншина - Сергей (1863-1911) и Александр (1867-?). В конце XIX века они заняли посты технических руководителей фамильного предприятия.

В 1877 году семейное дело в единоличном владении Николая Николаевича было акционировано в "Товарищество мануфактур Н. Н. Коншина в Серпухове" и под этим названием просуществовало вплоть до 1917-го. В собственность компании перешли бумаготкацкая, ситценабивная и красильно-отбельная фабрики. Работа на них велась круглосуточно, в трехсменном режиме, из-за высокого спроса на ткани для армии в период Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Официальная резиденция правления фирмы и оптовый склад находились в Москве. Туда на постоянное жительство перебрался из Серпухова и Николай Николаевич. Промышленный кризис второй половины 1880-х годов едва не погубил коншинское дело: в расчете на рост сбыта Николай Николаевич начал расширение производства на оборотные средства фирмы и в итоге образовался дефицит в один миллион рублей. Долгожданное экономическое оживление принесли 1890-е годы: вырос сбыт, а с ним и дивиденд, который с 6-7% на пай в 1880-х поднялся к середине 1890-х до 14%. От станции Серпухов Московско-Курской железной дороги к фабрикам были построены подъездные пути.

Сохранение собственности в кругу семьи

Фирма Коншиных, как и многие другие текстильные товарищества Москвы, возникла из единоличного предприятия и отличалась особым акционерным устройством. Капитал ее не был собран путем подписки на акции, как в классическом акционерном обществе, а перешел от одного владельца, оставившего за собой контрольный пакет паев.

Круг пайщиков всегда оставался довольно узким, а хозяева не были заинтересованы в том, чтобы выпустить паи на биржу, где их могли скупить конкуренты

Круг пайщиков всегда оставался довольно узким, а хозяева не были заинтересованы в том, чтобы выпустить паи на биржу, где их могли скупить конкуренты. Более того, в уставе товарищества по примеру многих семейных московских фирм существовал параграф о том, что акционеры, желавшие продать свои паи, должны были сначала предложить их своим компаньонам и лишь в случае их отказа могли продавать "посторонним лицам".

Преемник

К 1917 году пайщиками Товарищества мануфактур Н. Н. Коншина состояли всего 35 человек, двадцать из которых принадлежали к семье Коншиных (921 пай из 2 тысяч). Давнему партнеру - фирме "Л. Кноп" выделили 880 паев, 139 паев принадлежало вошедшему в дело родственнику Коншиных Николаю Александровичу Второву (1866-1918), а остальные были распределены между техническим персоналом компании. Чтобы сохранить такую систему собственности, при увеличении основного капитала совладельцы не выпускали новые паи на биржу, а оплачивали их из средств фирмы.

Новый этап в истории коншинского дела связан с именем Николая Второва, вошедшего в число директоров товарищества в 1907 году. Второв происходил из сибирского купечества и был владельцем крупнейшей в начале ХХ века фирмы по оптовой торговле мануфактурой. Жил он в Москве и с Коншиными был связан родственными отношениями: сестра Второва вышла замуж за сына Николая Николаевича Коншина - Сергея, директора товарищества.


Фирменная этикетка товарищества Н.Н.Коншина

От отца, скончавшегося в 1911 году, Второв унаследовал огромное состояние, превышавшее 10 миллионов рублей. По своим предпринимательским качествам, умению вести дело с размахом и добиваться поставленной цели он был достойным преемником Николая Николаевича Коншина. Второв внес в семейный бизнес дух новаторства, которого так не хватало фирме.

Десять лет Второв был директором правления коншинской фирмы и немало сделал для ее процветания. Под его руководством основной капитал компании вырос до 12,5 миллиона рублей, причем интересы совладельцев строго соблюдались: паи по-прежнему не выпускались на биржу, а для оплаты новых выпусков был создан специальный фонд, который пополнялся из прибыли.

Новый директор поставил глобальную задачу - "заводить торговые отношения не только с отдаленными местностями России, но и пытаться завоевывать рынки иностранные", а для этого открывать за границей свои торговые представительства.

В 1910 году Второв создал специальную торговую компанию для продажи продукции сразу трех фирм: Товарищества Н. Н. Коншина, производившего 13 тысяч кусков ткани в день, и двух московских фабрик - Товарищества ситцевой мануфактуры А. Гюбнера (9 тысяч кусков), в котором Второв приобрел решающее влияние, и Товарищества Даниловской мануфактуры (5 тысяч кусков) - ее хозяевами были Кнопы. Три эти компании выступили в качестве пайщиков сбытового товарищества с основным капиталом 15 миллионов рублей.

Товарищество Н. Н. Коншина стало пайщиком торговой компании на общую сумму 6,5 миллиона рублей, Даниловская мануфактура получила паев на 4,4 миллиона, фирма Гюбнера - на 4,1 миллиона. Дело было задумано с широкой перспективой, к объединению перешли оптовые склады в 18 городах России и в Китае, в том числе в Харбине и Шанхае, где собственные торговые представительства имели все три участника объединения.

Дело Коншиных в годы Первой Мировой войны

Однако с началом войны с Германией в 1914 году первоочередной заботой стало не завоевание новых рынков, а сохранение достигнутого уровня производства для выполнения казенных военных заказов. На серпуховских фабриках в больших объемах стали изготовлять медицинские бинты, вату, ткань для гимнастерок и палаток... "Прядильные фабрики, - докладывало военному ведомству правление в 1916 году, - заняты изготовлением главным образом пряжи для выработки тканей на нужды войны".


Храм Всех Святых - семейная усыпальница Коншиных на кладбище Высоцкого монастыря в Серпухове. Фото 1896 года

Несмотря на трудности военного времени, фирма Коншиных сохранила положение одного из лидеров хлопчатобумажной отрасли. К 1917 году серпуховские фабрики представляли собой ценность общенационального масштаба. На прядильно-ткацкой, красильно-отделочной, ситценабивной и красильно-кубовой фабриках товарищества трудились около 13 тысяч рабочих и служащих, действовало 120 тысяч прядильных веретен и более 4 тысяч ткацких станков. Все принадлежавшее фирме имущество оценивалось в 24,1 миллиона рублей, объем годового производства превышал 45 миллионов.

А были еще вспомогательные службы, такие как разработка лесных материалов и заготовка древесного топлива на собственных лесных дачах площадью 22 тысячи гектаров, к которым была проложена узкоколейная железная дорога, литейный и кирпичный заводы, центральная электростанция с подачей энергии на все четыре фабрики, различные подсобные и ремонтные мастерские и т. д. В годы войны по причине разрыва деловых связей с Германией - главным поставщиком химических красителей - был открыт и собственный химический завод. К октябрю 1917 года фирма для обеспечения фабрик нефтью и углем вложила около 1,4 миллиона рублей в различные компании по добыче минерального топлива, а также в химические предприятия, предприятия по обработке дерева и другие.

Хозяева и рабочие - история непростых отношений

Этот промышленный оазис в крестьянской стране был создан благодаря предпринимательским способностям хозяев и труду тысяч рабочих. Надо сказать, что владельцы компании проявляли немалую заботу о своих мастеровых. При фабриках были "харчевые лавки", корпуса бесплатных жилых казарм, 200 отдельных домиков для семейных рабочих, которым выдавались ссуды на приобретение жилья, больница с тремя врачами, ясли на 25 детей, двухклассное училище на 500 учеников, низшая ремесленная школа на 60 учащихся, чайная "для отвлечения рабочих от трактиров" и многое другое. Все эти заведения содержались за счет фирмы и частных пожертвований членов семьи Коншиных. За 1904-1905 годы доля расходов на рабочих достигала 46% от общих производственных расходов фирмы (2 миллиона 320 тысяч и 5 миллионов 84 тысячи рублей соответственно), причем из расходов на рабочих 2 миллиона 60 тысяч шли на выплату заработка, а 260 тысяч - на содержание казарм, поселка семейных рабочих, больницы, школы, яслей, чайной и т. д.

С приходом Второва оплата рабочим была увеличена, создан особый капитал "для улучшения быта рабочих и служащих", который к 1913 году превысил 400 тысяч рублей, введено премирование за продукцию без брака "с целью поднять интенсивность и качество работы" в размере 3-5 копеек в день (выдавались премиальные дважды в год - на Рождество и перед Пасхой).

И все же отчуждение хозяев и работников нарастало. Один из директоров фирмы писал о настроениях коншинских рабочих: "Социал-демократическая пропаганда настолько возбудила аппетиты, теория борьбы классов настолько подогрела ненависть и недоверие, что всякое требование сносной, добросовестной работы понимается как грубая эксплуатация и посягательство на права пролетариата".

Больше всего рабочих возмущал контраст их повседневного существования с жизненным укладом хозяев

Больше всего рабочих возмущал контраст их повседневного существования с жизненным укладом хозяев. Если основатель товарищества сохранял патриархальную простоту обихода, то представители нового поколения Коншиных обнаружили склонность к вопиющей роскоши. У одного из внуков Николая Николаевича Коншина, Александра Николаевича, умершего в 1912 году молодым человеком, главную часть имущества составляла коллекция из девяти иностранных лимузинов общей стоимостью около 50 тысяч рублей.

Внучка Николая Николаевича, Татьяна, дочь Анны Александровны Второвой и Сергея Николаевича Коншина, воспитывалась в аристократическом духе. В 1913 году на содержание 12-летней девочки истратили 13,9 тысячи рублей, что соответствовало годовому заработку 15-16 квалифицированных ткачей. Сохранился полный список этих расходов: "1) квартира - 3000 руб. в год; 2) содержание и лечение - 1200 руб.; 3) одежда, обувь - 720 руб.; 4) дача - 400 руб.; 5) прислуга (горничная и няня) - 600 руб.; 6) гувернантка-француженка - 1200 руб.; 7) гувернантка-немка - 1080 руб.; 8) учитель по всем предметам - 600 руб.; 9) учитель танцев - 320 руб.; 10) учитель музыки - 480 руб.; 11) автомобиль, выезды и пр. - 1200 руб.; 12) поездка за границу и лечение в санатории - 2900 руб. Итого 13 900 руб.".

Барский образ жизни хозяев подогревал чувство классовой ненависти. У фабричных ворот была помещена икона, перед которой рабочие каждой смены должны были снять шапки и отбить поклон. Фабричные острословы прозвали образ "Сергием", намекая на директора правления Сергея Николаевича Коншина, при встрече с которым всем занятым на фабрике также приходилось "ломать шапку".

События 1917 года оборвали более чем двухвековую историю выдающегося предпринимательского рода

События 1917 года выплеснули наружу эту страшную, десятилетиями копившуюся ненависть к богатым. Согласно декрету Совнаркома РСФСР от 28 июня 1918 года о национализации крупной промышленности, в собственность государства перешли, в частности, "паевые товарищества и акционерные общества, обрабатывающие хлопок и имеющие основной капитал не менее 1 млн руб.". Представители семейства Коншиных были полностью отстранены от управления, а само предприятие стало основой созданного в советское время Серпуховского хлопчатобумажного треста. Бывшие фабрики Коншиных и сегодня являются крупнейшими предприятиями этого подмосковного города, но мало что напоминает здесь об основателях промышленного комбината.

Семейный раздел 1859 года открыл дорогу новому поколению текстильной династии, инициировал выброс громадной деловой энергии Коншиных, однако события 1917 года оборвали более чем двухвековую историю выдающегося предпринимательского рода.

Автор: Юрий Петров, доктор исторических наук, Галина Ульянова, доктор исторических наук

наверх