№10, август 2009
Содержание

ФАМИЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Как пройти в библиотеку

Тонкую волшебную ауру старым дореволюционным усадьбам когда-то придавали обширные домашние библиотеки, собиравшиеся не одним поколением домовладельцев. Большинство таких библиотек было разграблено, сожжено или национализировано и бесследно растворилось в государственных хранилищах.

Сегодня культура больших фамильных библиотек, переходящих от поколения к поколению, возвращается. О том, как правильно сформировать подобную библиотеку, мы поговорили с Сергеем Александровичем Кондратовым — создателем, совладельцем и бессменным руководителем первого в Советском Союзе частного издательства "Терра", доктором исторических наук, профессором Московского университета печати.

Сергей Александрович, в силу известных исторических причин культура формирования больших фамильных библиотек в России почти утрачена, как утрачено и большинство таких библиотек. Насколько, по-вашему, важно присутствие в доме библиотеки?

— Если дом создается как родовое гнездо, то без обширной семейной библиотеки — я подчеркиваю, не кабинета-библиотеки, а именно общей семейной библиотеки — не обойтись. Возможно, это будет даже самая главная комната в доме, где собирается вся семья, где проходят семейные чтения, где родители читают детям книги.

Сергей Александрович Кондратов, издатель и библиофил

Почему я разделяю библиотеку и кабинет? Потому что в кабинете, как правило, хранятся книги, которые необходимы по работе — так сказать, оперативного характера. Следующему поколению они вряд ли будут нужны — библиотека в кабинете с каждым новым поколением обновляется. А в домашней библиотеке хранятся книги, которые переходят из поколения в поколение. При нормальном, без исторических катаклизмов, течении жизни она становится как бы такой духовной ниточкой, которая проходит от родителей к детям, от дедушек и бабушек к внукам, частью семейных ценностей.

Таким образом, получается, что библиотека — это не просто хранилище книг (надо же их где-то хранить!), а своего рода накопитель общей семейной памяти, "палата мер и весов" семьи?

— Именно так! Но, с другой стороны, времена меняются. И библиотеки тоже. И если раньше, до бурного развития технологий, любую информацию можно было сохранить только в бумажном виде и поэтому в библиотеке в силу необходимости собирались издания самого разного качества, то сегодня появилась возможность "фильтровать". Уже нет необходимости хранить в доме эрзац-чтиво: модные книги можно скачать из Интернета. Но если вы хотите спокойно перечитать Достоевского, Фолкнера, Дюма — вы купите книгу для домашней библиотеки. И что очень важно, сейчас есть возможность приобрести по-настоящему качественно изданную, дорогую книгу. Согласитесь, не очень логично, если у вас мебель стоит сотни тысяч долларов и при этом на книжной полке стоит, например, детектив одной из наших сверхпопулярных дам-писательниц, изданный на дешевой газетной бумаге. Собственно, самих этих дам, на мой взгляд, в домашней библиотеке быть не должно. Читать в самолете, на пляже — пожалуйста. Но это не та "вечная" литература, на которой нужно воспитывать детей. А вот на книгах Дюма воспитывать будут еще не одну сотню лет. Я всегда говорю своим друзьям: если хотите приучить ребенка читать, дайте ему первую книжку "Три мушкетера". Сначала нужно привить любовь и вкус к чтению, а дальше ребенок уже начнет самостоятельно потреблять информацию. В семье, где есть хорошие книги, как правило, вырастают хорошие дети.

Как определить: вот эта книга годится для библиотеки, а вот это эрзац-чтиво, его не стоит ставить на полку?

— Конечно, каждый сам для себя решает, какую литературу он хочет видеть в доме. Комплектование библиотеки — это всегда некий тест на уровень образования и интеллигентности или же на умение слушать советы образованного человека, чем не гнушаются многие достаточно известные люди при формировании своих библиотек. Есть еще один очень существенный фактор, который необходимо учитывать. Хотим мы того или нет, домашняя библиотека воспитывает. Для ребенка это реальное средство познания мира, способ научиться различать добро и зло. Поэтому я бы порекомендовал в качестве критерия для отбора книг иметь следующий и очень простой: будет эта книга помогать гармоничному развитию моих детей или нет? То есть можно ее без опасения дать детям в руки или нет? Если нет, то лучше запереть такую книгу в шкафу в личном кабинете-библиотеке, куда доступ домашним ограничен. А семейная библиотека должна быть для ребенка добрым и уютным миром. Понятно, что совершенно безошибочный вариант — наличие классики, русской и зарубежной. Собрания сочинений Пушкина, Толстого, Чехова украсят любую библиотеку. Из зарубежной литературы я бы советовал обратить внимание прежде всего на детскую классику: Джанни Родари, Марк Твен, Ганс Христиан Андерсен. Еще нужна образовательная литература по самым разным областям знаний: музыке, архитектуре, искусству. Иначе ребенок вырастет и, увидев, скажем, "Черный квадрат" Малевича, совершенно честно скажет: "Что это за бред такой?" Но если он предварительно прочтет хорошие книжки по истории искусства, то будет знать, что черный цвет, по мнению многих искусствоведов, есть крайняя точка развития изобразительного искусства, а Малевич гениально перешагнул миллионы и миллионы его этапов и сказал: "Вот конец искусства". Тогда ребенок, ставший взрослым, скажет: "Да, мне это не нравится, я с этим не согласен, но мотивацию тех, кто называет "Черный квадрат" шедевром, я понимаю".

Кабинет-библиотека Сергея Кондратова. На стене — икона "Праздники", выполненная палехскими мастерами, начало XIX века.
Раскрытая книга под иконой — "Библия Монтефельтро", факсимиле рукописной книги XV века,
книжный клуб Monplaisir, 2005, стоимость в год изготовления — 28 900 евро

Но в том огромном количестве книг, которые ежегодно издаются хотя бы по тому же искусству, невозможно сориентироваться без помощи профессионала.

— Да, и я лично знаю несколько обеспеченных людей, которые, исходя из этого, доверили формирование своей библиотеки платному консультанту. Меня, кстати говоря, этот факт радует. Значит, для них библиотека — это не только часть интерьера. Впрочем, профессиональный консультант все равно поинтересуется у заказчика, чего же он ждет от библиотеки. Это будет только личная кабинетная библиотека или семейная? Будет ли она использоваться в представительских целях? Может быть, нужен какой-то особый крен — например, в сторону морской или исторической тематики?
Как правило, консультант помогает сформировать фундамент, каркас собрания, а дальше книги уже докупаются самостоятельно, и библиотека начинает жить своей собственной жизнью. Хотя у многих, я знаю, есть постоянные консультанты по закупаемым книгам. Но поскольку я сам себе консультант, могу сказать, что у меня постоянно возникали труднореализуемые желания: некоторые редкие издания я не мог найти в том качестве, в котором хотел бы видеть их у себя в библиотеке. Поэтому мы с такими же почитателями редких книг в 2001 году создали клуб любителей коллекционной книги "Монплезир" и стали сообща издавать строго для членов клуба редкие, уникальные книги.
Сейчас в год клуб издает около ста томов тиражами 20–50 экземпляров. Как правило, мы берем какую-то библиографическую редкость, которая широкому читателю недоступна, нередко вообще существует в единственном экземпляре, и воспроизводим ее точную копию — факсимиле.
Подбираем специальные сорта бумаги, чтобы книга максимально походила на оригинал, иллюстрации и текст печатаются на бумаге разных сортов. В оформлении книг используем натуральную кожу, золото, эмаль. Иллюстрации в книгах обязательно закрыты специальной полупрозрачной калькой, благодаря которой рисунки сохраняются в наилучшем виде. Все книги переплетаются вручную, так как благодаря этому книга становится очень прочной: ее можно перегибать и она не рассыпается. Такая книга может служить семье фактически веками. Каждый экземпляр — именной и номерной.

Кто входит в ваш клуб?

— Крупные бизнесмены и политики, всего около 550 человек. К сожалению, большинство из них просят не афишировать их членство в клубе, особенно в последнее время. Но если вы обратитесь к спискам журнала "Форбс", то найдете там много имен членов клуба "Монплезир".

Что нужно, чтобы стать членом клуба?

— Желание собирать редкие книги. Еще нужны рекомендации других членов клуба. Вступающий в клуб платит определенный вступительный взнос и принимает на себя обязательство заказывать хотя бы одно издание из ежегодного каталога. По идее, если член клуба в год не заказал ни одного издания, он выбывает из клуба. Но у нас пока еще никто не выбыл.

Можете рассказать о наиболее интересных проектах вашего клуба?

— Мой любимый проект — факсимильное издание "Жития Сергия Радонежского", рукописной книги XVI века. В ней 600 миниатюр, фактически икон, посвященных житию преподобного Сергия. Краски просто фантастические, поскольку иконы не висели на стенах, а были в книге. Когда я увидел эти краски, то стал по-другому смотреть на древнерусскую икону. Она на самом деле совершенно не мрачная, а радостная. После этого мне стала понятна "Троица" Андрея Рублева.
До выхода нашей книги эти уникальные иконописные миниатюры не были доступны широкой публике. Мы же всю книгу оцифровали и отдали файл в распоряжение Российской государственной библиотеки, и теперь эти иконы доступны всем желающим.

Житие Сергия Радонежского в двух томах. Москва, издательство "Терра", 2002, книжный клуб Monplaisir. Цена в 2002 году — 2300 евро.
Факсимиле (максимально точное воспроизведение) рукописной книги 1592 года, хранившейся раньше в патриаршей ризнице. Использованы парча, серебро, золото, шелк, бархат, специально подобранная бумага

Золотая книга Лоренцо Медичи в двух томах.
Москва, издательство "Терра", 2008, книжный клуб Monplaisir.
Переплет из шелкового бархата украшен большим лазуритом и четырьмя камнями розового кварца, снабжен двумя застежками с филигранными серебряными вставками. В оформлении использовано золото высокой пробы

А сколько стоит один экземпляр этой книги?

— Когда мы издали ее для членов клуба, книга стоила 4 тысячи евро. Сколько она стоит сейчас — трудно представить, так как тираж был 40 или 50 экземпляров, весь разошелся и, насколько я знаю, никто из членов клуба пока не выражает намерения эту книгу продать.
Из других же значимых проектов "Монплезира" могу назвать издание Библии Монтефельтро. Это опять-таки факсимильное издание знаменитой рукописной Библии Монтефельтро, которая хранится в Ватикане. Если в "Житии Сергия Радонежского" иконы-миниатюры писали мастера московской иконописной школы, то в Библии Монтефельтро миниатюры рисовали художники эпохи Возрождения…

Вы можете пояснить термин "факсимиле"? Это что-то вроде репринтного издания?

— Не совсем. Факсимиле — это абсолютно точная копия всей книги, не только текста, фактически слепок с оригинала. Если у оригинала кожаный переплет, то мы делаем точную его копию из кожи, до мельчайших деталей. Вся бумага подбирается по фактуре и по цвету так, чтобы максимально походить на бумагу из оригинального издания, на ней иногда даже воспроизводятся пятна и потертости, которые есть в оригинале, вплоть до отпечатков пальцев. Когда мы выпустили факсимиле книги Кутепова "Великокняжеская, царская, императорская охота на Руси" в четырех томах, то владелец оригинала, когда увидел факсимильное издание, сказал: "Нет, это не может быть копией. Тираж был спрятан и законсервирован, а теперь вы рассказываете, что это факсимиле".
Но мы выпускаем не только факсимиле. Недавно, например, успешно завершили проект издания "1000 и одной ночи" в восьми томах. Я, как руководитель попечительского совета Университета печати, дал гранты 30 студентам-выпускникам факультета графики, чтобы они в качестве дипломной работы написали иллюстрации к "1000 и одной ночи". В итоге восьмитомник наполнен иллюстрациями 30 молодых, абсолютно разноплановых художников. Причем больше нигде и никогда эти иллюстрации воспроизведены не будут.

Для вас "Монплезир" — это бизнес-проект или хобби?

— Конечно, хобби! Появилась возможность пополнять свои библиотеки ценнейшими книгами — это главное. Кроме того, я реализовал собственные амбиции, потому что, извините за нескромность, книги такого уровня до нас в России никто не издавал. Плюс есть некоторая коммерческая выгода, но несопоставимая с прибылью, которую можно получить от массовых изданий. То есть это успешный культурологический проект, но, в отличие от многих культурологических проектов, неубыточный.

Не стоит забывать, что книги — это еще и некий предмет интерьера. В этой связи практический вопрос: как правильно располагать книги на полках с точки зрения эстетики и функциональности?

— Если мы говорим про кабинет-библиотеку, то так, чтобы вам самому было удобно, чтобы рука до всего могла дотянуться. Девиз хозяина кабинета: "Не трогайте на моем столе ничего!" То же самое и на полках. Что касается общей домашней библиотеки, то, конечно, надо сделать так, чтобы любой член семьи мог найти нужную книгу быстро и удобно. Приходят на ум разного рода простые решения: этот шкаф будет для собраний сочинений русских классиков, этот — для зарубежных, здесь приключенческая литература, здесь фантастика, это для справочных энциклопедий, здесь дом, быт, семья, там медицина и так далее. И всем все ясно и понятно. А в пределах шкафа книги уже стоит распределять по цвету и по размеру.

Наверное, имеет смысл задумываться о библиотеке еще на стадии проектирования дома?

— Естественно, если вы решили, что у вас будет обширная семейная библиотека, лучше готовиться к этому заранее. Во-первых, вы должны понимать, сколько книг собираетесь держать: пятьсот, тысячу, две тысячи? Исходя из этого, проектируете с архитектором специальное помещение под библиотеку.

Предположим, я строю дом, рассчитанный на много поколений моей семьи. Соответственно, нужно предусмотреть помещение под библиотеку, которая будет комплектоваться столетиями. Какая нужна площадь?

— Могу вам сказать, что столетиями ваша библиотека активно пополняться не будет. Вы же не будете делать у себя филиал Ленинки? Из порядка полумиллиона книг, выходящих в мире ежегодно, реально становятся новой классикой и достойны попасть в библиотеку в лучшем случае двадцать — тридцать. Все остальное — "чтиво" или повторение пройденного.

И все же: сколько в среднем томов должно быть в библиотеке современной культурной семьи?

— Я думаю, что достаточно полутора-двух тысяч. Это абсолютно нормальная, качественная, обширная библиотека.

Сколько, если не секрет, насчитывает ваша личная библиотека?

— Около тридцати тысяч. Но это моя работа! Я редактор, книговед. У меня много добра, абсолютно никому больше не нужного: груды исторической литературы, специальной, книговедческой, библиографической и так далее. Моим потомкам она точно не понадобится.

Извините, но продолжу выяснять технические подробности. Какой площади должна быть библиотека, чтобы в ней комфортно разместить две тысячи томов и еще осталось место, чтобы вся семья могла собраться?

— Я думаю, достаточно 40–50 квадратных метров.

Наверное, для такой библиотеки стоит специально заказывать мебель?

— Вы абсолютно правы. После того как вы решили, сколько книг хотите иметь в домашней библиотеке и какая у нее будет площадь, приступаете ко второму этапу — комплектованию библиотеки мебелью. Это очень важный этап. Если в вашей библиотеке в основном стандартные книги, которые выходят для массового читателя, их, конечно, можно и в два ряда поставить. Это допустимо, например, в случае с большими собраниями сочинений, когда часть томов скрыта вторым рядом. Тогда понятно, что там, во втором ряду находится, и достаточно просто достать следующий том из второго ряда. Таким образом вы экономите пространство. Если же вы готовите мебель под энциклопедии и большие книги, как, например, наши книги "Монплезира", понятно, что такие издания ставить в два ряда просто кощунственно. Они сами являются украшением интерьера.
Например, один том "Библии Монтефельтро", о которой я вам рассказывал, весит около 20 килограммов и имеет размер 44,2 на 59,6 сантиметра. А факсимиле полного комплекта гравюр Толстого к "Душеньке" Богдановича вообще 64 на 46 сантиметров. Многие члены нашего клуба говорят мне: "Сергей, книги ну очень нравятся, но ставить-то их куда?!" То есть, если нет специально подготовленных полок, возникает проблема. А просто положить куда-то в закрытый шкаф, на склад — потеряется очень большая часть удовольствия от владения книгой.

Нужны специальные полки?

— Ну а что вы хотите! Например, в факсимильном собрании французских гравюр XVII–XIX веков тома весят по 40 килограммов. У меня они стоят на полу в специальном напольном стеллаже.

Как же вы такую книгу достаете, чтобы полистать?

— Ну, если очень надо… Заодно и некоторое физическое упражнение!

Вероятно, лучший вариант, когда все книги в библиотеке стоят в один ряд и доступны?

— Разумеется. Как я говорю, это мечта идиота. У меня вот не получилось. Вообще, в качестве образца рациональной организации домашней библиотеки могу привести пример одного из членов нашего книжного клуба. Это известный предприниматель, депутат Государственной Думы, покоритель Северного полюса. Когда он решил строить дом с библиотекой, то большинство книг приобрел заранее с помощью консультанта. То есть еще до того даже, как был закончен проект, у него уже были куплены все книги, он точно знал их количество, размеры, какая нужна мебель, какое помещение. Вот это идеальный вариант. Особенность сегодняшнего книжного рынка такова, что практически 90 процентов того, что стоит иметь в домашней библиотеке, постоянно есть в продаже. Значит, можно заранее книги приобрести, где-то их сложить и спокойно проектировать помещение и мебель. Даже фасон, оттенки мебели можно подобрать с учетом внешнего вида книг. Тогда все встанет на свои места, и проблем не будет.

Сергей Александрович, сколько может сегодня стоить качественная библиотека на 1,5–2 тысячи томов, если закупать ее единовременно?

— До миллиона долларов. Цена зависит от класса покупаемых книг — будете вы покупать библиофильские издания уровня "Монплезира" или закупите более дешевые издания и затем закажете для них так называемые владельческие кожаные переплеты.

А что это такое?

— Например, вы купили собрание сочинений Пушкина в магазине — качественное издание, но обычное, тиражное. Отдаете его в мастерскую, где для него разрабатывают оригинальную обложку и все книги переплетают в ваши "фирменные" обложки. Это ваш переплет, он будет существовать в единственном экземпляре только у вас, но на тиражных книгах. Это и есть владельческий переплет.
Библиофильское же издание — это нечто другое. Оно предполагает ограниченный тираж, каждый экземпляр имеет свой номер.
Если некое издательство выпускает книгу массовым пятитысячным тиражом, но часть тиража переплетает в золото, навешивает на него драгоценные камни и тому подобное, эти, даже увешанные золотом, экземпляры не являются библиофильской вещью, так как у книги в целом тираж очень большой. И конечно, у действительно библиофильского издания и такой украшенной тиражной книги цены будут совершенно разные. Тиражная вещь будет дороже обычных экземпляров ровно на стоимость навешанных на нее украшений, в то время как библиофильская книга оценивается в целом.

Человек, заработавший деньги на такую библиотеку, скорее всего, ограничен в свободном времени. То есть, он мало читает, а у него громадная дорогостоящая библиотека. Нет ли здесь противоречия?

— Давайте так рассуждать. Человек собирает модели машин. Он на них не ездит, просто ставит в шкаф и получает от этого удовольствие. Или собирает часы. Это не значит, что он их все носит — каждый день разные. Кто-то собирает бриллианты, кто-то — антикварную посуду. Это все некий уровень эстетического воспитания и окружения. Мы с вами с самого начала сказали, что домашняя библиотека, кроме всего прочего, является еще и предметом эстетического удовольствия. Да, не факт, что человек будет читать эту книжку, но, может быть, кто-то из членов семьи прочитает. Наличие хорошей книги, стоящей на полке, как и картины, висящей на стене, — это, конечно, атрибут состоятельности, но в то же время и демонстрация уровня образования и интеллигентности. Вы принимаете решение: или вы украшаете стены репродукциями Энди Уорхола с бесконечным количеством лиц Мэрилин Монро и банок кока-колы, или вы вешаете на стены подлинники "мирискусников", или трофеи с охоты, или ставите книги на полках. Это — выбор. По моему мнению, самым выигрышным вариантом являются книги, потому что они убивают всех зайцев сразу.
Чем сегодня вы можете удивить гостей дома? Люстрой баккара? Мебелью от Версаче? Посудой? Нет. Зато роскошная библиотека всегда производит ошеломляющее впечатление.

В советское время было принято дарить книги. Уместен ли такой подарок сегодня?

— Разумеется. Когда вы дарите книгу, то тем самым иносказательно делаете комплимент человеку, подразумевая, что он интеллигентный и образованный и ему этот подарок будет приятен. К тому же книгу, если она подобрана исходя из каких-то конкретных интересов человека, сложнее передарить. Показательна одна история. Я как-то пришел на прием к одному очень крупному московскому чиновнику, а передо мной туда же зашел какой-то мужичок со сверточком. Потом захожу я, вижу этот сверточек. Чиновник из него вынимает ручку и говорит: "Вот подарок тебе". И что, вы думаете, я обнаружил, когда приехал в свой офис? Это была моя ручка, которую я кому-то подарил года два назад! То есть ручка прошла круг! С дорогой качественной книгой так не получится. Да ее и передаривать-то никто не захочет: жалко.

У вас есть настольная книга, к которой вы постоянно обращаетесь?

— Для меня этот вопрос сложный, так как я профессиональный редактор и книги на столе постоянно меняются. Вот сейчас на столе лежит Роберт Музиль "Малая проза". Тот самый, что написал "Человека без свойств". Дальше — "Православная азбука", "Жизнь Пушкина" Георгия Чулкова — я собираю книги про Пушкина…
Недавно просто для удовольствия во второй или третий раз перечитывал "Огненный ангел" Брюсова. Самая большая проблема с хорошей книгой — это то, что она заканчивается: жаль расставаться. Начинаются муки: что бы сопоставимое по качеству почитать? Этот процесс — поиска новой книги не для работы, а для души — всегда мучителен.

А как вы относитесь к электронным книгам?

— Прочитать "Войну и мир" с монитора — я это себе с трудом представляю. Говорю как доктор наук и профессор книговедения. Можно скачать книгу из Интернета и распечатать — это да. Но не читать с монитора. Потому что на сегодняшний день единственным активным носителем информации по-прежнему является бумажный носитель. Все остальное — телевидение, компьютеры — является интерактивным источником информации. Активный источник информации подразумевает прежде всего диалог на подсознательном уровне. Информация из такого источника в голове совсем по-другому трансформируется, укладывается в ячейках мозга. Интерактивная информация подразумевает отсутствие диалога. Прочитано сию секунду — и это забыто.

Подождите-подождите, разве диалог с компьютером невозможен? Ты его запрашиваешь — он отвечает.

— Да, я запросил и сразу же получил информацию. Но понаблюдайте за собой: что вы делаете, когда текст на мониторе вас по-настоящему заинтересовал? Кликаете "print". Обратите внимание, что количество потребляемой бумаги — и в офисе, и дома — с каждым годом увеличивается. А почему? Вы на подсознательном уровне все равно хотите видеть перед собой статичный текст, с которым можете активно работать. Компьютер и любой интерактивный источник информации — это прежде всего дополнительная работа для мозга. Ваш глаз бегает по каждой строчке — вы этого просто не замечаете. По каждой строчке, которая на развертке экрана есть, по каждому пикселу складывает все это вместе, потом вы получаете картинку. А на бумаге вы видите просто зафиксированный знак, который мозг усваивает сразу. Соответственно, у вас больше времени остается на осмысление полученной информации. Именно поэтому подсознательно, если вы хотите вдуматься в текст, рука тянется к принтеру. И любой серьезный менеджер, если хочет как следует подумать над какой-то проблемой, сначала все распечатает — таблицы, графики, — а потом идет и думает. Монитор мешает думать.

Можно ли говорить о книгах как альтернативных инвестициях?

— Безусловно. Для примера приведу выпущенный в "Монплезире" трехтомник Толкиена с иллюстрациями Сережи Любаева. В России сегодня он культовый книжный художник-иллюстратор и уже очень известный в мире. Кем он дальше станет? Может быть, вторым Кокто или Дали, который иллюстрировал Библию. Поскольку мы использовали иллюстрации Любаева для издания "Монплезира", то принципиально больше эти иллюстрации для издания книг использоваться никогда не будут. Соответственно, если этот художник достигнет пика мировой известности, то книга с его уникальными иллюстрациями, выпущенная мизерным тиражом, будет стоить сами понимаете сколько.

А во что, на ваш взгляд, перспективнее вкладывать деньги: в коллекционную книгу, выпущенную сейчас, или антикварное издание?

— Антикварная книга, конечно, с точки зрения инвестиций более привлекательна. С другой стороны, есть издания, которые ценнее именно в воспроизведенном виде. Например, есть известные дореволюционные журналы "Столица и усадьба" и "Мир искусства". Недавно мы выпустили факсимильные подшивки этих журналов — очень красиво оформленные, в красивых переплетах. Так вот, некоторые члены клуба "Монплезир", у кого до этого были подшивки оригинальных, выпущенных до революции журналов, их продали. Они говорят: "Мы не знаем, кто владел до нас этими журналами". Одно дело — "Великокняжеская, царская, императорская охота", изданная тиражом 200 экземпляров и подаренная членам императорской фамилии, другое — тиражный журнал, который валялся непонятно где, через какие руки он прошел. Это то же самое, как один мой знакомый говорит: "Я не понимаю тех людей, кто может купить антикварную кровать и спать на ней. Да что на ней происходило?!" Поэтому, если говорить о редких журналах, а не о книгах, то часто коллекционеры делают выбор в пользу качественного факсимиле. Соответственно, оно растет в цене.

Итак, если мы выбираем коллекционные книги, каковы должны быть составляющие, чтобы у них была завидная инвестиционная судьба?

— Это должны быть книги, которые больше нигде не воспроизведутся. Качественные факсимиле тех раритетов, которые второй раз потом не дадут переснимать, как, скажем, "Житие Сергия Радонежского". Или это должен быть какой-то оригинальный разовый проект, как "1000 и одна ночь" с иллюстрациями дипломников. Плюс великолепное качество, ручной переплет.

Какая книга сейчас самая дорогая в мире?

— Ну, это известно, тут даже никаких споров быть не может. "Кодекс" Леонардо да Винчи. Владелец — Билл Гейтс. Дороже ничего нет. Я даже не представляю, сколько она сегодня может стоить. Но если она попадет нам в руки, мы обязательно сделаем с нее факсимиле.

Текст: Елена Михайлова. Фотографии: Юлия Попкова

наверх