№12, зима 2009
Содержание

МЕНЕДЖЕРЫ ЦАРСКОЙ РОССИИ

В XIX веке царская россия с некоторым запозданием, но в целом успешно пошла по общеевропейскому пути индустриального прогресса и развития частной инициативы в экономике. Одновременно с этим в стране появился и слой наемных менеджеров, хотя само это слово практически не употреблялось.

Подобно мольеровскому Журдену, российские управленцы не подозревали, что "говорят прозой", т.е. являются англосаксонскими managers. По традиции они называли себя управляющими, торговыми доверенными, директорами правления, приказчиками и т.д.

В российских законах менеджеры проходили под общим названием "торговых сотрудников", которые "отдают свой труд… в распоряжение купца, принимающего их к себе на службу за вознаграждение". При этом применительно к топ-менеджерам в ходу было определение "торговые доверенные", тогда как низший слой персонала фирмы называли торговыми служащими, приказчиками, сидельцами в лавке. Первые при этом имели право вступать в юридические отношения от имени хозяина, остальным отводились чисто исполнительские функции.

Первое упоминание в законе о доверительном управлении собственностью относится ко времени Петра Великого, который указом от 14 мая 1723 года повелел: "Купецким людям, у которых прикащики и в лавках сидельцы торгуют именами хозяйскими, впредь тех сидельцев имена хозяевам записывать в Таможне, объявляя, что они торговать будут их хозяйскими именами…" Эти "прикащики" таким образом принимали на себя юридическую ответственность за торговлю от имени фирмы (хозяина).

Со временем все юридические нормы, касающиеся доверенных лиц в торговом деле, были кодифицированы в особом томе гражданского законодательства – Уставе Торговом, который действовал в России вплоть до революции 1917 года.

Оплачивались услуги менеджеров согласно установившейся практике либо договорным твердым окладом, либо в виде отчисления из прибыли, либо в смешанной форме. Так, в уставе Московского купеческого банка зафиксирован такой порядок расчетов: "Председатель и директора правления получают определенное содержание в размере, назначаемом Советом банка. Если операции банка будут превосходить сумму в 10 млн рублей в год, то за каждый следующий миллион содержание Председателя и директоров увеличивается на 10%".

Уход менеджера со службы допускался или по истечении срока договора, или по взаимному согласию сторон, или, при возникновении конфликта, по решению суда. По истечении срока служения хозяин обязан был дать приказчику свидетельство, без которого он не мог быть принят на такую же должность другим хозяином.

ЗОЛОТЫЕ "ТОПЫ"

По мере того как российские компании становились крупнее, усложнялась и служебная иерархия. Требовалось все больше профессиональных управленцев, найти которых становилось все сложнее. Had Hunting – "охота за головами" лучших менеджеров становилась для предпринимателей, если они хотели дальше развивать свой бизнес, задачей №1. "Вообще приискать человека, полезного для дела, было чрезвычайно трудно, – писал член правления Товарищества Большой кинешемской мануфактуры Николай Александрович Варенцов. – Фирмы, имеющие таковых лиц, держались за них крепко, платя громадные жалованья и тантьемы: так, в Товариществе С. Морозова директора сверх получаемого жалованья получали тантьему не меньше 300 тыс. рублей в год (около 180 млн рублей 2009 года. – Ред.); Товариществом Тверской мануфактуры был приглашен Вячеслав Павлович Рогожин с жалованьем 50 тыс. рублей, нужно думать, что кроме жалованья были выдаваемы награды; в Товариществе Коновалова служил Измаил Николаевич Лопатин с жалованьем 40 тыс. рублей и т.д.". Управляющий заводом получал по 15–30 тыс. рублей в год и более, т.е. примерно столько же, сколько царский министр. Кроме того, в ряде фирм практиковалось отчисление руководящим работникам определенного процента прибыли, а некоторых директоров вводили в члены правления.

Таким топ-менеджером, например, был военный инженер Борис Федорович Берг, возглавлявший механический завод "Людвиг Нобель" в Санкт-Петербурге (ныне ОАО "Русский дизель"). В 1862 году Берг был назначен директором завода. При нем предприятие проделало значительную эволюцию. Первое время завод специализировался на военных заказах: артиллерийских снарядах, пушках, лафетах и т.п. Когда же в 1870-х годах Людвиг Нобель вместе с братьями Робертом и Альфредом (знаменитым учредителем Нобелевских премий) создал нефтяную компанию "Товарищество Братьев Нобель", завод стал производить оборудование для добычи, переработки и транспортировки нефтепродуктов. Людвиг Нобель считал, что производительность труда можно повысить только за счет материальной заинтересованности работников и улучшения условий их труда. Руководствуясь принципами собственника, Борис Берг создавал на заводе атмосферу социального партнерства, когда вознаграждение каждого работника зависело от успеха общего дела.

Братья Нобель оценили своего управляющего директора и в 1889 году сделали его членом правления Товарищества, а с 1895 года – и членом Совета директоров. Вклад Берга в дело был подкреплен и материально, как, впрочем, и всех сотрудников компании Нобелей, в которой 40% прибыли распределялось между служащими…

Прежде всего управляющих искали среди сотрудников предприятия. Так, например, сложилась карьера директора Товарищества Викулы Морозова с сыновьями Ивана Полякова. В начале пути ему помогла случайность. Еще совсем молодым человеком он работал сторожем на фабрике Викулы Елисеевича. Старообрядец-беспоповец Морозов любил слушать чтение Священного Писания. Фабриканту доложили, что его сторож Ваня Поляков умеет очень толково и внятно читать. Хозяину Поляков пришелся по душе и был вскоре переведен на другую работу. Умный и расторопный, он поднимался все выше и выше, а после смерти старого управляющего занял его место. Когда же фирма была преобразована в акционерное Товарищество, Иван Кондратьевич был избран директором правления.

Именитые российские купцы и промышленники традиционно неохотно передавали бразды правления в руки наемных управляющих, годами присматриваясь к кандидату. Глава Никольской мануфактуры Тимофей Саввич Морозов на фабриках своей компании пользовался самодержавной властью. Однако внедрение новейших технологий и растущее число рабочих насущно требовали передачи хотя бы части административных функций профессиональным руководителям. В 1885 году здоровье Морозова пошатнулось и ему пришлось отказаться от оперативного руководства компанией, которое было поручено Ивану Андреевичу Колесникову. Морозов знал его много лет и вырастил его у себя в компании из инженеров. После смерти Морозова в 1887 году Колесников стал совладельцем компании. Судьба Колесникова достаточно характерна для управляющих торгово-промышленными компаниями. Выходцы из крестьянской, мещанской и купеческой среды, они трудились в хорошо знакомой им сфере. Работа наемного управляющего считалась престижной. Проработав 10 лет руководителем на производстве, сотрудник мог получить звание "личного почетного гражданина", а спустя еще десять лет рассчитывать на потомственное почетное гражданство, что кардинально меняло его социальный статус.

Все заведующие торговыми и промышленными предприятиями относились к приказчикам I-го класса, которых можно считать наиболее распространенным типом топ-менеджеров Российской империи. Эти управленцы заключали контракт с владельцами компаний на 1–3 года. В течение этого срока уволить топ-менеджера без каких-то совершенно вопиющих нарушений было практически невозможно, но и самому менеджеру, в свою очередь, по собственной воле уйти из компании было непросто – требовалось подавать заявление за несколько месяцев.

МЕНЕДЖЕР-БАРИН

Иной тип управленцев высшего звена сформировался из числа директоров банков железных дорог и коммерческих предприятий. Здесь преобладали бывшие госчиновники и обедневшие после отмены крепостного права помещики. Современники отмечали, что "дворяне-помещики жили где-то далеко от своей земли, на казенном жалованье, на легких хлебах, в банках, на железных дорогах, на службе у капитала, во всяких предприятиях, где в то время дворянское имя, особенно громкое, ценилось выше диплома и знания".

Такого вот барина-распорядителя вывел Лев Толстой в образе брата Анны Карениной Степана Облонского, желавшего получить хорошее место в правлении акционерной фирмы. Примечательны слова Стивы Облонского, когда, неудовлетворенный своим жалованьем на государственной службе, он с завистью вспоминал об удачливых приятелях: "Петров – директором банка – получает 12000; Свентицкий – членом общества – 17000; Митин, основав банк, получает 50000…"

Интерес чиновников к бизнесу с огромной силой проявился после появления в России акционерных обществ. В 1860–1870-х годах дворяне-чиновники активно пошли в коммерцию. Для многих видных сановников участие в акционерных фирмах стало обычным явлением. В правлениях акционерных компаний появились люди, которые были интересны учредителям своей благородной фамилией, высоким титулом, связями, положением или капиталами. "Графы, князья, чиновники, генералы, адмиралы, купцы, профессора – кто только не фигурирует в этих списках", – отмечал современник по поводу состава директоров акционерных предприятий.

Спрос на людей, которые на госслужбе и в общественной иерархии занимали заметные позиции, был высок: они были ценны своими связями в высшем свете и принимали на себя взаимоотношения с властью, с которой общались "на одном языке". Царские сановники были востребованы в компаниях, которые по роду своей деятельности выходили на контакты с первыми государственными лицами или с международным бизнесом, где особенно важно было уметь предвидеть действия властей. Что касается чиновников, пришедших в бизнес из государственных финансовых структур, то они, будучи профессионалами, приносили в частные компании корпоративную культуру и помогали грамотно организовать дело.

Нехватка специалистов-распорядителей в новом, акционерном бизнесе остро ощущалась даже в столицах, не говоря уже о провинции. Профессор, экономист и предприниматель Иван Кондратьевич Бабст (читайте о нем в материале "Интеллигенция в управлении бизнесом", стр. 14-17) отмечал, что "эту породу людей не только приходилось, но и приходится еще и теперь растить и воспитывать, ибо торговых и промышленных людей с полным знанием и пониманием современных форм торговли и тем более банковского дела у нас почти еще нет". В такой ситуации владельцам бизнеса часто приходилось прибегать к услугам "иноземцев" – экспатов.

ЭКСПАТЫ НА СЛУЖБЕ ИМПЕРИИ

Иностранные топ-менеджеры представляют собой особый тип управленцев высшего звена. Попав на плодородную почву российского бизнеса, они добивались больших успехов. Имея специальное образование, обладая знанием европейских технологий, иностранные управленцы заполняли нишу, которую пока еще не могли занять российские специалисты. Но все же доля иностранных подданных среди управляющих была невелика. В 1913 году иностранцев среди директоров акционерных компаний было всего 15% от общего числа. А среди заведующих российскими фабриками и заводами иностранцев значилось только 8%. Одновременно неуклонно шел процесс русификации менеджмента на предприятиях. Если во второй половине XIX века российские газеты достаточно часто печатали объявления такого рода: "Инженер (англичанин), управляющий в механическом и практическом отношении большими фабриками в России и за границей, могущий представить лучшие свидетельства и справки, ввиду окончившегося срока своего контракта желает переменить место", то в начале ХХ века таких объявлений уже практически не встречалось.

В конце XIX века руководящие посты даже в иностранных компаниях начали занимать выпускники отечественных технических учебных заведений. Происходило это прежде всего потому, что западные инвесторы не могли подобрать среди своих соотечественников руководящие кадры, способные адаптироваться в противоречивой российской бизнес-среде.

МЕНЕДЖЕРЫ-ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ

Небольшой процент управленцев, преимущественно в кредитно-акционерной сфере, составляли люди науки. Интеллектуалы занимали свою нишу в российском менеджменте. Помимо колоритной личности профессора Ивана Бабста к этой плеяде относились возглавлявший кафедру земледелия в Петровской земледельческой и лесной академии профессор Иван Александрович Стебут, участвовавший в управлении Московским промышленным банком, магистр финансового права Павел Степанович Гамбаров, управлявший Тифлисским коммерческим банком, и многие другие.

Из среды интеллектуалов топ-менеджерами становились не только ученые, но и литераторы, юристы и даже художники. Их было не так уж мало в бизнесе. К таким неординарным фигурам российского менеджмента можно отнести Сергея Алексеевича Соколова, взявшего себе литературный псевдоним Сергей Кречет. Более известный как поэт-символист, издатель журнала "Гриф", один из основателей альманаха "Золотое Руно", он был талантливым управленцем. Соколов "имел дар, – писал Андрей Белый, – был делец, достающий деньгу для издательства…". Юрист по образованию, Сергей Алексеевич служил присяжным поверенным Московской судебной палаты, а затем оставил адвокатуру и ушел в акционерный бизнес. Эстет и интеллектуал, он был директором правления Копорской железной дороги, входил в правления ряда банковских учреждений и акционерных групп.

Заметим, что юристы в российском менеджменте вообще играли важную роль. Когда закон о промысловом налоге 1898 года запретил адвокатам совмещение своих непосредственных обязанностей с работой в коммерческих фирмах, служителей Фемиды это не остановило. "Что же делать с присяжными поверенными, которые в Москве сплошь и рядом занимают платные должности в кредитных учреждениях? – писал об этом явлении обозреватель "Московских ведомостей". – Я знаю многих адвокатов, которым практика за год дает жалкие сотни рублей, а служба в каком-либо кредитном учреждении – тысячи, а может быть, и десятки тысяч". Действительно, каждая серьезная компания предпочитала иметь под рукой собственного юриста-менеджера "на случай судебной волокиты".

Отдельные служители закона стояли на страже интересов сразу нескольких акционерных фирм. Так, присяжный поверенный Александр Робертович Ледницкий в 1914 году входил в правление Соединенного банка и одновременно заведовал Санкт-Петербургским обществом страхования. При этом он отнюдь не простился с адвокатской практикой, а напротив, был членом Московского совета присяжных поверенных и даже стал основателем Союза польской адвокатуры и депутатом первой Государственной думы.

УПРАВЛЯЮЩИЕ НЕДВИЖИМОСТЬЮ

К последней группе топ-менеджеров относились управляющие городской и сельской недвижимостью, которая на рубеже веков стала ходовым товаром. "Оземеленная" буржуазия заводила в своих имениях промышленные и сельскохозяйственные производства, а в городах строила доходные дома, которые служили выгодными объектами инвестиций.

Менеджеры, управлявшие недвижимостью, были сообществом пестрым и по рангу, и по уровню образования, и по методам работы. Среди них встречались разорившиеся помещики, сельские старосты, иностранные агрономы, зажиточные мещане, купцы и даже крестьяне. Правда, столь же разными были и хозяева, да и сами объекты недвижимости. Управление недвижимым имуществом было новым для России бизнесом, который требовал своего менеджера, и он появился. "Молодой человек желает получить место управляющего имением, гостиницей, домом или занятие при конторе, фабрике, торговом доме и т.д. Имеет аттестат", – гласило объявление одного из таких специалистов.

В начале ХХ века менеджеры-управленцы стали важной частью делового мира России. Они происходили из разных слоев общества, обладали разным уровнем образования и культуры, но каждый из них находил свое место в великом многообразии российского делового мира.

РУССКИЙ МЕНЕДЖЕР: ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

За наемными управляющими было закреплено общее название приказчики, т.е. наемные служащие по управлению торговыми делами хозяина. При этом менеджеры, возглавлявшие в целом торговлю фирмы или ее значительный сегмент, действовали на основании доверенности от компании и именовались главными приказчиками или торговыми доверенными. По сути, они относились к той категории, за которой сейчас закрепилось название топ-менеджеры. Обычные же торговые служащие, т.е. продавцы, назывались приказчиками или сидельцами в лавке и не имели права заключать сделки от имени фирм. Родившийся в области торговли термин "главный приказчик" по мере развития экономики распространился на промышленность и сферу кредита, так что и управляющий заводом, и директор банка юридически относились к этой категории.

Менеджеры не должны были быть моложе 21 года, т.е. возраста совершеннолетия по российским нормам. К занятию этих должностей допускались люди с беспорочной репутацией. Кроме того, приказчиками по закону не могли быть лица, состоящие под следствием или судом, а также под полицейским надзором по судебным приговорам и осужденные за принятие заведомо краденого товара.

Менеджеры заключали с владельцем письменный договор, утверждаемый у нотариуса, и действовали на основании письменной же доверенности от хозяина. Смысл ее сводился к тому, что доверитель отвечает за действия приказчиков во всем, что "в силу его поручения, приказания и с его ведома и воли учинено будет".

Доверенные были обязаны предоставлять владельцу ежегодные отчеты для контроля за их работой. Если выяснялось, что распоряжения приказчика нанесли ущерб фирме, собственник имел право предъявить иск приказчику о возмещении убытков, что обычно заранее оговаривалось в договоре между сторонами. В российском законе регламентировалась даже манера поведения менеджера: от него требовалось почтительное отношение к самому хозяину и его семейству и исправное поведение.

ЗАРПЛАТЫ И ЦЕНЫ 1913 ГОДА (В СКОБКАХ УКАЗАН ЭКВИВАЛЕНТ В РУБЛЯХ 2009 ГОДА)

ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ:

  • Килограмм чая в магазине Боткина – 5 руб. 80 коп. (3700 руб.)
  • Килограмм качественной муки – 15 коп. (95 руб.)
  • Калач в булочной – 2,5 коп. (16 руб.)
  • Французская булка (батон хлеба) – 5 коп. (33 руб.)
  • Килограмм сливочного масла – 1 руб. 35 коп. (870 руб.)
  • Килограмм мяса – 40–60 коп. (260–390 руб.)
  • Килограмм шведской семги – 2 рубля 20 коп. (1430 руб.)
  • Килограмм кетовой (красной) икры – 1 рубль 80 коп. (1170 руб.)
  • Бутылка "монопольной" водки "Московская особая" – 17,5 коп. (114 руб.)
  • Блины со свежей зернистой икрой и водкой в трактире (по принципу "шведского стола", в терминологии того времени: "до отвала") – 1 руб. (650 руб.)

ПРОЕЗД НА:

  • Городском трамвае – 5 коп. (33 руб.)
  • Извозчике: по городу – 20 коп. (130 руб.),  от вокзала – 30–40 коп. (230 руб.),  на "лихаче" – 1 руб. (650 руб.)
  • Таксомоторе (такси) – 40 коп. (260 руб.)  за каждую первую версту (1066 м),  за каждую последующую – 30 коп. (195 руб.).
  • Железнодорожные билеты (первый класс): "Москва – Санкт Петербург" – 16 руб. (10400 руб.) "Ташкент – Варшава" – 63 руб.50 коп. (42 тыс. руб.) "Батум – Владивосток" – 151 руб.50 коп. (98 тыс. руб.)

РАЗНЫЕ ТОВАРЫ И ПРОЧЕЕ

  • Женские ботинки черной кожи –  от 3 руб. 50 коп. (2200 руб.)
  • Год занятий ребенка в элитной частной  гимназии – от 150 до 300 руб. (98–195 тыс. руб.)
  • Попариться в бане: "простонародные" – 5–30 коп. (33–200 руб.),  "шикарные" бани с отдельными кабинетами  вроде Сандунов – 1 руб. (650 руб.) и более.
  • Залог, под который освобождали из-под стражи на время  следствия – от 2000 руб. (1 миллион 300 тыс. руб.)
  • Штраф, которым можно было официально откупиться   от административного задержания на 15 суток – 50 руб. (33 тыс. руб.)

ЖИЛЬЕ И КОММУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ:

  • Квартира в 4-5 комнат с ванной  и электричеством – 100 руб. (65 тыс. руб.) в месяц
  • Номер в гостинице 5* с гостиной, ванной  и спальней – 10 руб. (6500 руб.) в день
  • Электричество –  2,5 коп. (16 руб.) за 1 кВт/ч
  • Водопровод –  12 коп. (80 руб.) за ведро

УСЛУГИ ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ:

  • Годовой абонемент для частных квартир, исключительно  для личного и семейного пользования –  63 руб. 20 коп. (41 тыс. руб.)
  • Разовые междугородные переговоры между  Москвой и С.-Петербургом (не более 3 минут) –  1 руб. 50 коп. (975 руб.)

ЗАРПЛАТА:

  • Средние месячные доходы в 1913 году
  • Должность
  • УПРАВЛЯЮЩИЙ ЗАВОДОМ 1250–2400 руб. (813–1560 тыс. руб.)
  • Депутат Государственной думы 350 руб. (228тыс. руб.)
  • Чиновник VIII класса 290 руб. (189тыс. руб.)
  • Капитан армии 130 руб. (85тыс. руб.)
  • Инженер 125 руб. (81тыс. руб.)
  • Журналист 110 руб. (72тыс. руб.)
  • Преподаватель закона Божьего в Шуйской женской гимназии 102 руб. (66тыс. руб.)
  • Высококвалифицированный рабочий 75–120 руб. (49–78 тыс. руб.)
  • Учитель начальной школы  40 руб. (26тыс. руб.)
  • Заведующий земской больницей 125 руб. (81тыс. руб.)
  • Фельдшер 55 руб. (36тыс. руб.)

ОТДЫХ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ

  • Билет на концерт эстрадной звезды всероссийского масштаба (например, Плевицкой) – от 1 до 10 руб. (650–6500 руб.)
  • Абонемент в Малый зал Московской консерватории  на 3 музыкальных вечера с хорошим исполнителем –  от 2 руб. 40 коп. до 7 руб. 30 коп. (1560–4800 руб.)
  • Рысак (собственный конь) без содержания –  1000 руб. (650 тыс. руб.)
  • Ужин из трех блюд с живой музыкой  в ресторане "Славянский базар" –  1 руб. 75 коп. (1140 руб.)
наверх