№13, лето-осень 2010
Содержание

ОТЦОВСКИЙ КАПИТАЛ

 Сегодня у многих бизнесменов нового времени подрастают наследники. Большинство из них получает отличное образование и способно не только помогать отцам в развитии бизнеса, но и со временем возглавить их компании. Однако подчас попытка приобщить ребенка к фамильному делу приводит к расколу в семье. Как правило, в этом виноваты сами родители, считает марина мелия, генеральный директор психологической консалтинговой компании "ММ-класс", известный коуч-консультант.

РИСК ЗАВЫШЕННЫХ ОЖИДАНИЙ

Основатели собственного бизнеса – люди незаурядные, амбициозные, честолюбивые. Качества, которые помогли им в бизнесе, они в полной мере проявляют и в воспитании наследника. Нередко они так высоко задирают планку, что ребенок, боясь недопрыгнуть, даже не пытается разбежаться. Он живет с постоянным страхом, что может не оправдать возлагаемых на него надежд и папиных ожиданий. Это рождает комплексы и неврозы. "Папа такой умный, успешный – мне до его уровня никогда не дотянуться. Каким бы бизнесом я ни занялся, все равно получится хуже, чем у него, поэтому не стоит и начинать". В то время как родители удивляются, почему дети шарахаются от отцовского дела, как от огня, и уходят от реальной жизни в наркотики и алкоголь.

Если спросить обеспеченных родителей, каким вы хотите видеть своего наследника, думаю, большинство ответит: человеком ответственным, самостоятельным, целеустремленным, способным преодолевать любые трудности. Но дети не рождаются с этими замечательными качествами, их надо воспитывать. Когда у меня спрашивают, как получилось, что моя дочь, которая с самого раннего детства ни в чем не знала нужды, сегодня работает по 12 часов в сутки, я рассказываю сказку, с которой она выросла. Я сама ее придумала. У дровосека умерла жена. Он остался один с маленькой дочкой, а через некоторое время женился на женщине, у которой была дочь того же возраста. На следующее после свадьбы утро жена встает и будит родную дочь: "Вставай, дочка, уже шесть часов. В избе не метено, пироги не испечены, каша не сварена, да и в саду много работы". Та ей отвечает: "Мама, это же я, твоя родная дочь! Твоя падчерица вон там лежит". На что мать сказала: "Падчерица пусть лежит, я потому тебя и бужу, что ты моя родная дочка". И стала девочка прилежно работать, а падчерица все капризничала да отдыхала. Прошли годы, и родная дочь этой женщины выросла умной, доброй и трудолюбивой. На этой сказке я и старалась воспитывать своего ребенка.

ПЕРЕДАЙ ДРУГОМУ

Многие родители хотят, чтобы дети пошли по их стопам. Например, отец – владелец и руководитель крупной компании – мечтает, чтобы сын стал его преемником. Это вполне понятное желание, но тут родители нередко совершают ошибки. Возьмем стандартную ситуацию – отец передает свое дело сыну. Сам глава семьи (и компании) – харизматичная личность с ярко выраженными качествами лидера. Но одно дело – управлять самому, и совсем другое – научить этому кого-то.

Для начала отец вверяет сыну управление одним из департаментов своей компании: "Руководи, сынок!". Дальше возможно несколько вариантов. Первый – наследник находится на коротком поводке. Все полномочия у него, казалось бы, есть, но стоит ему только занести руку, чтобы подписать важный документ, или предложить новый проект, как родитель начинает ворчать: "Конечно, тебе все досталось легко – на блюдечке с голубой каемочкой. Я в твоем возрасте…", и т. д. Наследник получает по рукам один раз, второй, третий, а потом и говорит родителю: "Знаешь, пап, поеду я, наверное, еще поучусь в Англию или в Штаты".

Как-то мы анализировали подобную ситуацию с предпринимателем, который хотел передать сыну свою компанию, но тот почему-то через год решил уехать на учебу. Мы подробно изучили, что сын делал на работе и как на это реагировал отец. Оказалось, все наставничество родителя сводилось к критике. Если же сын что-то делал правильно, то это воспринималось как само собой разумеющееся. Отец не считал нужным давать позитивную обратную связь. Результатом такого "приобщения к делу" может быть только развитие комплекса неполноценности, ухудшение отношений с отцом и решение не связывать свою жизнь с семейным бизнесом.

Второй вариант противоположный: когда у наследника формируется комплекс вседозволенности. Его сразу назначают на ответственный пост, все, что он делает, встречает бурную поддержку и одобрение, он получает особый, неприкасаемый статус в компании. Эта ситуация из разряда "чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало". Сам родитель взахлеб рассказывает друзьям о достижениях своего отпрыска: "Мой-то реструктуризацию провел, людей поувольнял. Раз, два – очень быстро! А я бы, наверное, ночей не спал". В этом случае страдают и люди, и дело, да и наследник в конечном счете вряд ли станет хорошим управленцем. Он поиграет в бизнес, потратит папины деньги и, скорее всего, также отойдет в сторону.

Еще одна крайность – ситуация заброшенности, когда владелец компании совершенно не интересуется, что делает его наследник с доставшимся ему бизнесом. Он считает свой долг перед ребенком выполненным и не думает учить его, передавать свой деловой и жизненный опыт. Главное, отец не дает сыну координат и ориентиров – что такое хорошо и что такое плохо. Тот лишен возможности поделиться своими мыслями, проблемами с действительно неравнодушным человеком, получить добрый совет.

На мой взгляд, воспитать наследника можно, только сознавая триединство составляющих этой задачи. Первая
из них – отношение к себе как к человеку, который должен передать дело по наследству ("Я"). Родителю-владельцу бизнеса нужно воспитывать себя, свое "Я", быть готовым к тому, что бизнес придется отдать фактически, а не на словах. Если предприниматель не готов к этому, то он в конце концов найдет тысячу причин, на которые будет ссылаться, объясняя, почему это невозможно.

Вторая составляющая – отношение к тому делу, которое передается по наследству ("Дело"). Нужно хорошо подумать и честно ответить на вопросы: "А как я сам отношусь к своему бизнесу – как к ценному, значимому делу жизни или как к обузе? Как я отношусь к людям, с которыми работаю – как к своим сотрудникам, партнерам, единомышленникам или как к разгильдяям и бездельникам, мешающим делу?". Ведь если ребенок постоянно слышит, что родителю "надоело тянуть эту лямку", что все это делается "только ради семьи", вряд ли он будет мечтать о том, чтобы унаследовать эту обузу.

И третий момент – отношение к потенциальному преемнику ("Наследник"). Нужно учиться вступать с ним в партнерские отношения независимо от возраста ребенка –  будь то 10 или 30 лет. Надо не делать вид, что вам интересно его мнение, а всерьез, по-взрослому разговаривать, делиться своими мыслями и спрашивать его совета. Это особенно важно, если на протяжении ряда лет родителю было не до общения с наследником – он был целиком поглощен созданием своего бизнеса и борьбой за его выживание и развитие. В целом же необходимо выстроить взаимоотношения, основанные на доверии и уважении, воспринимать наследника как равноправную личность. Без единства этой триады – "Я–Дело–Наследник" – ничего хорошего не получится.

СВОЕ ДЕЛО

Нередко ребенок принципиально не хочет заниматься бизнесом родителей. Это тоже надо принимать, ведь главное, чтобы человек нашел себя и реализовался в той сфере, к которой тяготеет. Поделюсь собственным опытом. У меня трое детей: дочь и два сына. Один из них занимается недвижимостью. Это совершенно далекая от меня сфера, но я довольна его выбором, потому что он увлечен и у него хорошо получается то, что он делает. Второй сын получил образование историка, но потом стал профессиональным фотографом международного уровня. Чем я могла ему помочь? Поддержать в выборе и купить аппаратуру. Все остальное он сделал сам. Кроме того, он находит время в качестве волонтера работать в онкологичес¬ком отделении Российской детской клинической больницы, где занимается с больными детьми фотографией, общается с ними и их родителями. Это его выбор, и я его полностью поддерживаю. И только моя дочь сейчас получает психологическое образование и работает в моей компании. Возможно, в будущем она продолжит мое дело, но это будет ее личный выбор.

Основатели семейного бизнеса – как правило, сами очень увлеченные люди. И в большинстве случаев, думаю, могут понять и принять увлечение ребенка. Если семья создана на принципах уважения друг к другу, то никому в ней и в голову не придет навязывать наследнику бизнес, который ему не интересен. По большому счету, главное – не передать свой бизнес по наследству, а сохранить хорошие взаимоотношения с близкими, дух семьи, ее доброе имя. Это и есть самое трудное.

Сейчас поколение пионеров российского бизнеса вступает в такой период, когда они начинают задумываться над вопросом передачи своего состояния по наследству. Многие из них создавали свое дело в очень агрессивной, враждебной и жестокой среде: в борьбе с конкурентами, в непростом общении с чиновниками, криминалом. Соответственно, в лихие 90-е нужны были, мягко говоря, специфические качества и навыки, которые сегодня не очень подходят для управления капиталом. Получается, что родители не могут должным образом научить, подготовить себе преемников в бизнесе, поэтому нередко они сознательно дистанцируют ребенка от бизнеса. Дело продают, а наследникам передают деньги и недвижимость. Но, как водится, нет худа без добра – подобная ситуация открывает новые перспективы развития семейных отношений. Появился свободный капитал, а вместе с ним и множество вопросов. Как распорядиться ресурсами, которые есть у семьи? Во что их вложить? Чем хочет заниматься наследник? Можно вместе обсуждать и думать, как управлять капиталом, и даже вместе учиться этому. Это прекрасная возможность для сближения отцов и детей.

ДЕНЬГИ КАК ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ

Деньги – один из действенных инструментов воспитания детей. Они – лакмусовая бумажка отношений и ответственности. Как двуликий Янус, деньги могут стать и символом прекрасного – доброты, любви и справедливости, и символом жестокости, раздора. Есть множество поговорок и крылатых выражений, отражающих всю гамму сознательных и бессознательных представлений о деньгах: "деньги правят миром", "люди гибнут за металл", "надо иметь столько денег, чтобы о них не думать" и даже "за деньги родную мать продаст". Здесь прослеживается широкий спектр отношения к деньгам: от признания их демонической власти, поистине гипнотического влияния на человека до стремления дистанцироваться, не зависеть от них, от преувеличения роли денег в нашей жизни до ее отрицания.

Отношение к деньгам, их ценность, умение с ними обращаться – это то, что родители передают своим детям. А начинается "финансовое образование" с карманных денег. Сколько давать – вопрос, который в каждой семье решается индивидуально. Но в любом случае карманных денег не должно быть слишком много, чтобы у ребенка не сформировалось убеждение, что деньги в семье – ресурс неисчерпаемый и достаются они без труда. Это должна быть некая фиксированная сумма, не зависящая от успехов ребенка в школе или выполнения им домашних обязанностей. Это те средства, которые подтверждают его принадлежность к семье, не более того. Контролировать, как ребенок их потратит, не надо, но объяснять, давать советы, делиться опытом – это как раз то, что родители должны делать. Карманные деньги – "полигон", на котором ребенок учится самостоятельно распоряжаться финансами. И если родители хотят воспитать достойного наследника, этот опыт ему просто необходим.

наверх