№13, лето-осень 2010
Содержание

ЧИСТЫЙ ДОХОД

Все больше состоятельных людей по всему миру задумывается не только об экономической, но и об этической стороне инвестиций и предпочитает "фильтровать" компании, отсекая те, которые наносят вред окружающей среде и обществу. В России социально ответственных инвесторов пока единицы. Однако финансовый кризис заставил бизнес и владельцев капиталов пересмотреть подходы к вложению средств, считает Николай Карпенко.

ЭФФЕКТ ПОДВЕШЕННОЙ МОРКОВКИ

В финансовом мире существует три основных подхода к инвестированию. Первый и наиболее распространенный – "business and nothing personal", когда принципиальна только доходность и не важно, как заработаны деньги. По такому принципу развивался первичный капитализм. Когда-то и пиратские нападения на корабли под флагами других государств считались вполне этичным способом обогащения. Безусловно, с тех пор мир и принципы ведения бизнеса заметно изменились в лучшую сторону. Однако в современной индустрии private banking и wealth management и сегодня превалирует подход "business and nothing personal". В настоящее время сегмент частного банковского обслуживания переживает кризис, который стал прямым следствием неучтенных рисков, того, что большинство клиентов было ориентировано исключительно на приумножение своего капитала,
а перед управляющими, подгоняемыми жадностью, висела "морковка доходности", которую каждый из них стремился достать и тем самым побить поставленный бенчмарк. К чему привела подобная модель ведения бизнеса, мы наблюдаем последние два года.

Но мир меняется, и нынешний кризис подтверждение тому, что деньги больше не являются универсальным мерилом успеха для управляющего и той единственной ценностью, которую клиент хотел бы получить от частного банка. Владельцы состояний постепенно задумываются о том, какой эффект оказывают их вложения на окружающую среду, современное общество и будущие поколения. В связи с этим становятся актуальными два других, социально ответственных подхода к инвестированию.

Один из них – "making money, do not harm", то есть "делая деньги, не вреди". При таком подходе производится так называемый негативный отбор (negative screening) объектов для инвестирования: отсеиваются компании, деятельность которых так или иначе наносит ущерб обществу,
экологии, нарушает этические нормы. Прежде всего, это производители алкоголя и табака, оружия и порнопродукции, компании, поддерживающие социальное неравенство, использующие детский труд и т. п. К этому же списку относят атомную энергетику, а для исламских инвесторов – производство продуктов из свинины. Ведь компания может ежегодно жертвовать 10 процентов своей прибыли на благотворительность, но при этом ежедневно сливать токсичные отходы в реку, протекающую рядом с ее заводом. Или, скажем, инвестировать средства в производство табака и алкоголя. Какова будет ее общая социальная оценка? Если компания зарабатывает 100 процентов денег со знаком минус и только 10 процентов из них тратит на благотворительность, то общий эффект от ее деятельности можно условно определить как минус 90.

Глобальные изменения окружающей среды и климата, сокращение природных ресурсов убеждают все больше частных инвесторов и компаний делать вложения, опираясь на третий подход – "do good while making money", что можно перевести как "делай добро, зарабатывая деньги". Он основан на том, что инвестиционное решение должно давать положительный эффект не только владельцу капитала, но также обществу и окружающей среде. В этом случае оценка компаний как объектов для инвес тирования производится с помощью позитивного фильтра (positive screening): отбираются лучшие из социально ответственных компаний, которые не только не вредят, но и оказывают позитивное влияние на экологию и общес тво. Если принять, как и в предыдущем примере, что на благотворительность направляются 10 процентов прибыли, то общий эффект от деятельности такой компании условно будет равен плюс 110.

Эти три подхода к инвестированию актуальны и для компаний, и для частных инвесторов. Какой из них при-
менять для управления финансами – зависит от индивидуального уровня нравственной эволюции и сознательнос ти как управляющего, так и его клиента. Сегодня мир, и в том числе Россия, стоит на пороге нового экономического цикла, новых глобальных изменений. Участники рынка начинают осознавать: для того чтобы обеспечить стабильность, устойчивое развитие, нужно сглаживать дисбалансы – сокращать разрыв между богатыми и бедными, не зарабатывать за счет причинения вреда окружающей среде, эксплуатации детского труда, быть ответственным не только за свой продукт, но также за своих поставщиков и дистрибьюторов. Наступает время, в котором прежние парадигмы ведения бизнеса подлежат жесткой ломке – хочет этого бизнес-сообщество или нет.

ВЫГОДЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Социально ответственное инвестирование (СОИ) имеет религиозную предысторию. Все мировые религии содержат ряд правил, предписывающих, как распоряжаться деньгами, чтобы не нарушать этические нормы. Еще в XVI веке протестантские секты квакеров и меннонитов исповедовали особое отношение к деньгам, основанное на принципах равенства людей и неприемлемости насилия. В своемсовременном виде концепция СОИ начала формироваться период вьетнамской войны. Тогда страшные кадры фотохроники, показывающие, как от военных действий страдает мирное население, подняли в США волну возмущения и протеста, а отдельные инвесторы начали "отсеивать" компании, которые поддерживали войну.

Большинством игроков финансового рынка идея социально ответственного инвестирования поначалу воспринималась как красивая философия для богатых. Но постепенно к ней присоединились крупнейшие биржи, известные финансовые институты и издания. Появились индексы, которые "фильтруют" компании, опираясь на принципы социальной ответственности бизнеса. Наиболее авторитетный из них – Domini 400 Social Index (DSI), запущенный компанией KLD Research & Analytics. Это взвешенный по капитализации индекс, в базе расчета которого 400 компаний США, отобранных при помощи социальных и экологических критериев. В 1999 году появился Dow Jones Sustainability Indexes (DJSI), в 2001-м – FTSE4Good Index газеты The Financial Times и Лондонской фондовой биржи.

В пользу социально ответственного инвестирования говорят и экономические показатели. Мнение, что такие вложения убыточны, – глубоко ошибочно. Сравнительный анализ нескольких ведущих индексов с социальной составляющей и без нее показывает (график 1), что для развитых рынков показатели доходности фондов СОИ и традиционных финансовых инструментов практически идентичны. А в долгосрочной перспективе первые могут
показывать и лучший результат. Анализ динамики объема фондов СОИ свидетельствует, что средства в них практически не уменьшились даже в кризис, так как инвесторы изначально делали вложения долгосрочного характера и не пытались зафиксировать прибыль при первых же признаках коррекции на рынке (график 2). Более того,они дополнительно вкладывали туда средства, очевидно, веря в их конечную эффективность, а также ожидая, что их деньги не только принесут пользу им, но и окажут положительное влияние на общество, окружающую среду и жизнь будущих поколений. Получается, инвестор, вкладывающий средства безоглядно, ориентируясь только на доходность, и тот, который выбирает для инвестирования социально ответственные компании, зарабатывают примерно одинаково. Разница лишь в том, что в первом случае инвестиции могут иметь негативный и даже разрушительный эффект, а во втором – позитивный, созидательный. Так, сегодня в Европе, Америке и наиболее
развитых исламских странах инвестиции даже в очень доходный фонд могут быть поставлены под сомнение, если он зарабатывает на акциях "несоциальных" компаний.

 

НОВЫЕ РУССКИЕ ИНВЕСТОРЫ

В России социально ответственное инвестирование только начало зарождаться. Мало и компаний, которые действительно придерживаются норм социальной ответственности ведения бизнеса. Да, предприниматели поддерживают детские дома, строят и ремонтируют объекты социальной инфраструктуры и т. д., но далеко не во всех случаях это делается добровольно и осознанно. В нашей стране корпоративная социальная ответственность остается своеобразной "лицензией" на ведение бизнеса, и поэтому она, скорее, формальна, чем осознанна. Компании
просто вынуждены брать на себя часть социальных функций, и лишь единицы понимают, зачем это нужно.

По разным оценкам, общий объем современного мирового рынка СОИ превышает четыре триллиона долларов*. Из них лишь 0,1 процента приходится на развивающиеся страны. Наибольшая активность наблюдается в Бразилии и Южной Корее: там создаются собственные фонды, растет количество инвесторов. Самый развитый и крупный рынок СОИ – в США. На него приходится около 80 процентов всех социально ответственных вложений. В нашей стране число таких инвесторов пока минимально. Это объясняется тем, что российский рынок относится к развивающимся и для большей части населения вопрос инвестирования вообще не стоит. В то же время мы видим, что интерес к СОИ со стороны обеспеченных людей растет, и мы их охотно поддерживаем.

Клиенты "Уралсиб | Банк 121", который я до недавнего времени возглавлял, имеют доступ к большинству зарубежных инвестиционных институтов, в том числе и тех, которые работают по принципам СОИ (таблица 1, график 3). Составляя инвестиционный портфель, в рамках проекта Manager Selecting System банк отбирает практики лучших управляющих. При этом помимо стандартных критериев качественного и количественного анализа учитывается и социальная направленность фондов в соответствии с этическими и моральными принципами инвестора. Насколько "узким" или "широким"
будет фильтр, решать клиенту: одному важно, чтобы посредством его денег не было замято ни одной травинки, другому достаточно не инвестировать в производство оружия. С учетом особенностей инвестора управляющие точечно до настраивают фильтры и создают индивидуальный портфель, исходя из инвестиционных и социально ответственных предпочтений клиента.

Уверен, что в скором будущем СОИ станет позитивным трендом в том числе и в России, поскольку состоятельным людям сегодня необходимо нечто большее, чем просто деньги, – новая нематериальная ценность. Люди постепенно начинают осознавать: есть нечто более ценное, чем количество нулей на банковском счете и процент доходности, и, самое главное, задумываются, какое влияние оказывает их богатство на других – на общество, окружающую среду и жизнь будущих поколений.

 

НИКОЛАЙ КАРПЕНКО
Член совета директоров Herculis Partners SA

В 1996 году окончил с отличием Военный университет Министерства обороны РФ по специальности "юриспруденция". В 2003 году защитил кандидатскую диссертацию на философском факультете МГУ им. М. В. Ломоносова. В июне 2010 года закончил обучение в London Business School по программе Dubai–London Executive MBA (DLEMBA 2010). С 1997 по 2010 год работал в финансовой корпорации "НИКойл" (впоследствии переименована в "Уралсиб"). В 1999 году перешел в подразделение private banking. В 2006 году был назначен руководителем департамента клиентского обслуживания "Уралсиб | Банк 121". В начале 2009 года возглавил Частный банк "Уралсиб". В августе 2010 года покинул корпорацию и вошел в состав совета директоров Herculis Partners SA (Швейцария).

наверх